ВС решал, когда сведения можно признать ложными

Председатель ЖЭКа обратилась в суд с требованием признать порочащими сведения, которые писала о ней в жалобах жительница Екатеринбурга. В своих обращениях та обвиняла руководительницу в убийстве соседки, избиении детей и покушение на нее саму. Подобные бумаги отправлялись в самые разные госорганы. Первая инстанция иск удовлетворила. Но апелляция и кассация с районным судом не согласились, посчитав, что подобную информацию нельзя признать недостоверной без ее опровержения, так как известен ответчик. В итоге Верховному суду пришлось разбираться в конфликтной истории.

Жительница Екатеринбурга Людмила Трафиленко* жаловалась на председателя ЖЭКа Инну Солодкину* и в прокуратуру, и в администрацию президента, и в полицию, и даже в ФСБ. С сентября 2018-го по январь 2020-го набралось 23 подобных обращения.

Заявительница утверждала, что Солодкина якобы убила одну из соседок, избивала детей, воровала деньги и подкупала чиновников. По ее мнению, все это делалось для того, чтобы присвоить квартиры жильцов дома, в котором она проживает. Трафиленко также утверждала, что ее якобы заставляют прописать в квартире нелегального мигранта, который готовит на нее покушение.

Солодкиной жалобы надоели, и в 2020-м она через суд потребовала признать все сведения, указанные в них, несоответствующими действительности и прочащими ее честь и достоинство. Также истец попросила взыскать с Трафиленко компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб. и обязать ответчицу опровергнуть ложную информацию, написав обращения в те же госорганы.

В период рассмотрения спора председатель немного изменила свои требования. Она отказалась от опровержении сведений, а в остальном оставила иск без изменения.

Обязательное опровержение

11 августа 2020 года Железнодорожный районный суд Екатеринбурга частично удовлетворил иск Солодкиной, признав сведения из жалоб Трафиленко не соответствующими действительности и порочащими честь и достоинство истца. Размер компенсации морального вреда суд снизил до 5000 руб. Первая инстанция также взыскала с ответчицы 1500 руб. в счет судебных расходов.

Суд посчитал, что ответчица в силу преклонного возраста не способна критически относится к своим действиям и воспринимает описанные ей ситуации как реальные. Также в решении указывается, что районный суд «не смог обратить внимание ответчика на необходимость тщательно проверять известные только ей одной факты».

Трафиленко не согласилась с таким исходом дела и подала апелляционную жалобу. 2 декабря 2020 года Свердловский областной суд изменил решение райсуда. По его мнению апелляции, сведения из обращений Трафиленко нельзя признать несоответствующими действительности и порочащими, так как истец отказалась от их опровержения. Согласно п. 8 ст. 152 ГК признать сведения ложными без их опровержения можно, только если неизвестен ответчик, пояснила апелляция. С этим выводом согласилась и кассационная инстанция.

В итоге дело дошло до Верховного суда.

«Виновата» квартира

Дело № 45-КГ21-26-К7 рассмотрела «тройка» под председательством судьи Сергея Асташова.

На заседание явилась только представитель председателя ЖЭК Лиана Измайлова. Она пояснила, что отказ от опровержения сведений был связан с тем, что первая инстанция в ходе рассмотрения дела неоднократно акцентировала внимание на том, что такие опровержения нельзя будет проверить.

— Вы считаете, что при наличии ответчика все равно можно рассматривать требования о признании сведений порочащими и несоответствующими действительности? — поинтересовалась судья Елена Гетман.

— Я полагаю, что да. Это не противоречит сложившейся судебной практике и смыслу статей 151 и 152 ГК. Если бы суды приняли нужное нам решение, то мы бы сами могли направить такие акты в госорганы и без участия ответчика, — ответила Измайлова.

— Скажите, пожалуйста, почему вы обжалуете еще и размер компенсации судебных расходов?

— Деньги за пошлину суды взыскали не в полном объеме. На госпошлину мы потратили 7200 руб., а взыскали всего 1500 руб. Суды распредели судебные расходы пропорционально по ст. 98 ГПК. Но эта норма не должна применяться согласно п. 21 Постановления Пленума ВС от 21.01.2016 № 1, так как мы заявляли требования неимущественного характера.

— Суд апелляционной инстанции все равно указал, что заявления ответчика носят оскорбительный характер и взыскал компенсацию морального вреда. Почему этого для вас этого недостаточно? — поинтересовался председательствующий.

— Тут два момента: бытовой и правовой. Во-первых, когда суд первой инстанции признал сведения недостоверными и порочащими, ответчик перестала подавать свои жалобы. Но как только апелляция изменила решение, начались новые обращения. Поэтому для нас очень важно признать сведения ложными и порочащими. Во-вторых, суд не мог взыскать компенсацию морального вреда без удовлетворения других наших требований. Это не соответствует смыслу ст. 151 ГК.

В итоге тройка судей отменила акты апелляции и кассации, направив дело на новое рассмотрение в Свердловский облсуд. Мотивировочную часть определения опубликуют в ближайшее время, и из нее станет понятно, на какие именно доводы ВС обратил особое внимание.

* Имена и фамилии изменены редакцией.

Leave a Comment