С июля следующего года надзорные органы получат новые инструменты для контроля за бизнесом

Федеральные законы от 31 июля 2020 г. N 248-ФЗ и N 247-ФЗ

В конце июля Президент РФ подписал новые федеральные законы: Закон о государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле, а также Закон об обязательных требованиях, то есть именно тех нормативных актах, исполнение которых и оценивается во время проверок, лицензирования, аккредитации, оценки соответствия продукции, а также в рамках привлечения к административной ответственности.

Эти обязательные требования — весь набор — будут полностью обновлены к 2021 году (речь идет о подзаконных актах РФ, РСФСР, СССР). Все обязательные требования, вступившие в силу до 2020 года, автоматически перестанут применяться уже в следующем году, за их несоблюдение нельзя будет привлекать к административной ответственности («регуляторная гильотина»). Правительство РФ, правда, вправе определить исключения. Сами обязательные требования в форме подзаконных актов по общему правилу не могут действовать более 6 лет (максимум 12 лет), после чего обязательно должны быть пересмотрены и актуализированы. Кроме того, с февраля следующего года вводится правило: любые новые обязательные требования должны вступать в силу либо с 1 марта, либо с 1 сентября соответствующего года, но не ранее чем по истечении 90 дней после дня их официального опубликования.

Что касается проверок бизнеса, то будет действовать следующая модель:

— риск-ориентированный подход станет тотальным (исключение должно быть прямо прописано в положении о конкретном виде контроля). Изменится терминология — он станет называться «управлением рисками причинения вреда». Поднадзорные субъекты будут отнесены к одной категорий риска, от чрезвычайно высокого (ежегодный плановый контроль, но не чаще двух раз в год), до низкого риска (плановых контрольных мероприятий не проводится вообще);

— зарплату чиновников разрешено «привязывать» к показателям их служебной деятельности. Что это за показатели — не уточняется;

— а вот работу самих надзорных ведомств будут оценивать именно по показателям их результативности и эффективности, причем такими показателями (они названы ключевыми) не будут ни количество проверок, ни количество выявленных нарушений, ни количество или суммарный объем штрафов, ни количество наказанных по итогам проверки лиц. Это будет концептуально что-то другое (видимо, количество возгораний, отравлений и т.п.), и закреплено оно должно быть в конкретном положении о конкретном виде контроля;

— как и сейчас, часть видов надзора и контроля будут выведены из-под действия закона о госконтроле — прокурорский, таможенный, банковский, налоговый и т.п. надзоры. Любопытно, что из-под его норм будет выведен миграционный надзор (сейчас он проводится по правилам Закона N 294-ФЗ, как и пожарный, санитарно-эпидемиологический и другие);

— расширяется количество контрольных мероприятий, а также вводятся такие профилактические мероприятия, которые не очень сильно отличаются от контрольных. Например, профилактический визит инспектора — такой визит будут проводить в отношении всех объектов, которые только начали работу в определенной сфере. Правда, от этого профилактического визита можно отказаться, а кроме того, по его итогам не выдаются предписания. Однако если во время профилактического мероприятия инспектор увидит, что есть риск нарушения обязательных требований или они уже нарушаются, — то он должен сообщить об этом начальству с возможностью проведения внепланового контроля;

— появляются совершенно новые виды контрольных мероприятий, например, мониторинговая закупка (покупается товар под видом покупателя и отправляется на экспертизу), или замечательное решение проблемы проверки рынков и торговых комплексов — рейдовый осмотр (проводится проверка всех, «скопом», арендаторов и владельцев помещений, на проверку каждого отдельного арендатора дается не более одного дня, каждому на месте составляется свой отдельный акт проверки, а сводного акта по всему объекту не оформляется). Еще одна интересная новинка — надзорное действие (то есть оно может проводиться в ходе некоторых контрольных мероприятий) «эксперимент» — использование тест-предметов (предметов, имитирующих оружие, взрывчатые вещества или другие нелегальные штуки), тест-субъектов (лиц, имитирующих нарушителей обязательных требований), тест-заданий и тест-ситуаций;

— какие именно профилактические и контрольные мероприятия могут проводить инспекторы, — будет определено в положении о конкретном виде контроля;

— основания для контрольных мероприятий, — наступление срока их проведения (по плану), поручения Президента РФ, Правительства РФ или требование прокурора, наступление срока контроля предписания, а также — наступление события из программы проверок и наличие у надзорного органа сведений о причинении вреда (или об угрозе его причинения) либо выявление индикатора риска;

— в процедуре госконтроля появляются новые фигуры — свидетель (любой, кто что-то знает по интересующей инспектора теме, предупрежден об ответственности за дачу ложных показаний, и за которым сохраняется средний заработок на то рабочее время, которое он проводит в надзорном органе для дачи показаний; пока участие свидетеля в контроле — дело добровольное, хотя в законе упомянута обязанность писать инспектору объяснения по фактам выявленных нарушений) и специалист (тот, кто помогает инспектору использовать разные техсредства во время самой проверки);

— презумпция добросовестности бизнеса, закрепленная в Законе N 294-ФЗ, перестанет существовать. Более того, эту добросовестность будут оценивать «заранее», для определения категории риска. Она будет зависеть от ряда факторов, в том числе, предоставляет ли бизнес чиновникам надзорного ведомства доступ к «своим» информационным системам, застраховал ли он свою ответственность за несоблюдение обязательных требований, внедрил ли добровольную сертификацию, провел ли независимую оценку свое деятельности на предмет соблюдения обязательных требований и т.п.;

— такая независимая оценка становится чрезвычайно важной. Проводить ее могут специальные лица, аккредитованные в национальной системе аккредитации в форме органа инспекции и субсидиарно отвечающие перед потерпевшими от несоблюдения обязательных требований. Зато, пока срок «ярлыка» — то есть независимого заключения о выполнении бизнес-субъектом всех мыслимых обязательных требований, — не истек, планового контроля быть не должно. Кроме того, разрешен «частный» контроль вместо государственного — его могут проводить «взрослые» СРО, которые заключили специальное соглашение с надзорным органом и собирают со своих членов не менее 25 тыс. руб. взносов в компенсационный фонд в целях обеспечения имущественной ответственности по обязательствам своих членов, возникшим в результате причинения вреда вследствие недостатков произведенных членами СРО товаров, работ, услуг. Пока действует такое соглашение и к СРО нет претензий — членов этих СРО надзорный орган не трогает вообще;

— единый реестр проверок значительно расширит свой функционал. Во-первых, там будет информация обо всех вообще контрольных и даже профилактических мероприятиях, не только проверках (а количество этих контрольных мероприятий увеличилось кратно), во-вторых, проводить любое мероприятие, даже неотложное, без предварительной записи в этом реестре становится невозможно, в-третьих, предупреждать о проверке будут именно через публикацию в этом реестре, а также через личный кабинет на портале госуслуг. В этом случае бизнес будет считаться проинформированным надлежащим образом;

— к 2023 году документооборот с надзорными органами станет, практически, целиком и полностью электронным — даже подписать акт проверки нужно будет бизнесу посредством, хотя бы простой ЭП, а инспектору — УКЭП;

— с 2023 года нельзя будет обжаловать результаты контрольных мероприятий (а также иные действия, бездействия и решения надзорного органа) сразу в суд — вводится обязательное досудебное обжалование через информационную систему досудебного обжалования (портал госуслуг), причем отказ госоргана в рассмотрении досудебной жалобы не считается результатом досудебного обжалования и не дает право бизнесу идти в суд, хотя при этом исключает повторное обращение данного бизнес-субъекта с жалобой по тому же предмету. Подать жалобу на предписание можно не позже двух недель после его получения, на все остальное — в течение месяца. В течение двух дней надзорный орган должен решить, приостановить ли исполнение обжалуемого решения или нет. По существу жалоба должна быть рассмотрена в течение 4 недель;

— гражданам станет сложнее жаловаться на недобросовестных предпринимателей — саму жалобу можно подать либо через МФЦ, либо через портал госуслуг, потому что после обычного письма, писать которое не воспрещается, инспектор должен принять меры по установлению личности обратившегося, а это ведь нетривиальная процедура. При этом инспектор не вправе принять содержимое жалобы на веру, а обязан сначала «оценить достоверность» фактов, изложенных в жалобе. Он связывается с её автором и предупреждает, что, во-первых, нельзя гражданину злоупотреблять своим правом на жалобу, а во-вторых, что вправе взыскать с него расходы, понесенные в связи с рассмотрением заведомо ложных заявлений. Если достоверность подтвердить не получилось — никакой проверки не будет, но инспектор может выдать обидчику предостережение;

— управа на контролирующих чиновников всего одна — прокуратура;

— зато начнут поощрять (не деньгами, вероятно, грамотами и дипломами) тех бизнес-субъектов, которые добросовестно соблюдают обязательные требования.

Leave a Comment