Юридическое значение распространения коронавируса (2019-nCoV) для исполнения обязательств

Признание распространения коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы.

Пунктом 3 ст. 401 ГК РФ предусмотрено, что если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

В постановлении Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7 (далее — Постановление Пленума) и других судебных актах сформулированы позиции, в соответствии с которыми:

— для признания обстоятельства непреодолимой силой необходимо, чтобы оно носило чрезвычайный и непредотвратимый при данных условиях характер (п. 8 Постановления Пленума);

— требование чрезвычайности подразумевает исключительность рассматриваемого обстоятельства, наступление которого не является обычным в конкретных условиях (п. 8 Постановления Пленума);

— если иное не предусмотрено законом, обстоятельство признается непредотвратимым, если любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий (п. 8 Постановления Пленума); неотвратимость должна носить объективный, а не субъективный характер (определение ВС РФ от 16.02.2015 N 306-ЭС14-7853);

— признаки чрезвычайности и неотвратимости должны присутствовать одновременно, в совокупности (определение ВС РФ от 24.03.2015 N 306-ЭС14-7853);

— наступление обстоятельств непреодолимой силы само по себе не прекращает обязательство должника, если исполнение остается возможным после того, как они отпали (п. 9 Постановления Пленума);

— должник обязан принять все разумные меры для уменьшения ущерба, причиненного кредитору обстоятельством непреодолимой силы, в том числе уведомить кредитора о возникновении такого обстоятельства, а в случае неисполнения этой обязанности — возместить кредитору причиненные этим убытки (п. 10 Постановления Пленума);

— действие непреодолимой силы должно быть связано с конкретными гражданско-правовыми обязательствами сторон и быть непосредственной причиной невозможности их исполнения или ненадлежащего исполнения (п. 5 Обзора практики Верховного Суда Чувашской Республики и Арбитражного суда Чувашской Республики — Чувашии разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов от 16.08.2019 (далее — Обзор от 16.08.2019), постановление АС Уральского округа от 26.06.2018 N А76-7758/2017);

— бремя доказывания наличия обстоятельств непреодолимой силы лежит на должнике (п. 12 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25).

В судебной практике в числе обстоятельств непреодолимой силы называются, в том числе:

— эпидемии (определение ВАС РФ от 03.05.2012 N ВАС-3352/12, определение Московского горсуда от 04.07.2016 N 33а-15961/16);

— запретительные меры государственных органов (п. 5 Обзора от 16.08.2019).

Эти обстоятельства перечислены в качестве обстоятельств непреодолимой силы и в п. 1.3 Положения о порядке свидетельствования Торгово-промышленной палатой Российской Федерации обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор), принятого постановлением Правления Торгово-промышленной палаты РФ от 23.12.2015 N 173-14 (далее — Положение ТПП РФ)*(1).

Однако в каждом конкретном случае суд оценивает обстоятельства дела и устанавливает наличие условий для применения п. 3 ст. 401 ГК РФ. Например, запрет Россельхознадзора на ввоз скота из Евросоюза в связи с эпидемией вируса Шмалленберга не признан судом в качестве обстоятельства непреодолимой силы, поскольку не отвечает признакам чрезвычайности при данных условиях и относится к предпринимательскому риску (постановление АС Северо-Западного округа от 12.02.2016 N А21-1547/2014).

На момент подготовки этого материала принят ряд федеральных нормативных актов о профилактических мерах и мероприятиях по недопущению завоза и распространения новой коронавирусной инфекции, вызванной 2019-nCoV (подробнее см. в нашей специальной подборке).

В субъектах Российской Федерации также принимаются нормативные акты, направленные на защиту от инфекции и предусматривающие ряд ограничений, в том числе и при ведении хозяйственной деятельности. В частности, на территории города Москвы указом Мэра Москвы от 05.03.2020 N 12-УМ (далее — Указ) введен режим повышенной готовности. Пунктом 8(1), включенным в Указ 14.03.2020 указом Мэра Москвы N 20-УМ, предусмотрено, что распространение новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV) является чрезвычайным и непредотвратимым обстоятельством, повлекшим введение режима повышенной готовности в соответствии с Федеральным законом от 21.12.1994 N 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» (далее — Закон N 68-ФЗ), который является обстоятельством непреодолимой силы.

Режим повышенной готовности функционирования органов управления и сил единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций вводится при угрозе возникновения чрезвычайной ситуации (п. 6 ст. 4.1 Закона N 68-ФЗ). Имеется ряд судебных решений, в которых введение режима повышенной готовности в зависимости от различных обстоятельств дела не признавалось обстоятельством непреодолимой силы (см., например, постановления Шестого ААС от 29.01.2020 N 06АП-7921/19, Семнадцатого ААС от 30.12.2016 N 17АП-16932/16). В постановлении Шестого ААС от 29.01.2020 N 06АП-7921/19 указывается, что режим повышенной готовности вводится в целях мобилизации организаций и государственных структур к готовности к своевременному принятию необходимых мер в случае наступления чрезвычайной ситуации, но введение такого режима не свидетельствует о фактическом наступлении чрезвычайной ситуации и наличии обстоятельств непреодолимой силы.

Торгово-промышленной палатой 27 марта 2020 г. опубликованы ответы на наиболее часто задаваемые вопросы, в том числе и о том, какие обстоятельства в каких случаях можно отнести к обстоятельствам непреодолимой силы. В частности, отмечается, что:

— в случае, если иностранное оборудование в течение гарантийного срока вышло из строя, а производитель не может направить специалистов в РФ для проведения ремонта в связи запретом на въезд иностранцев, такие обстоятельства являются для фирмы-производителя форс-мажором;

— нерентабельность пассажирских перевозок из-за закрытия границы РФ с Прибалтикой и снижением количества пассажиров, при отсутствии принятых РФ запретительных мер по вопросу автомобильного транспортного сообщения с прибалтийскими или иными иностранными государствами, не является обстоятельством непреодолимой силы;

— резкое снижение количества клиентов предприятия сферы услуг (перевод учащихся на дистанционное обучение) не является обстоятельством непреодолимой силы, препятствующей исполнению обязанностей арендатора по договору аренды;

— резкий рост курсов валют не является обстоятельством непреодолимой силы для организаций, закупающих товары за валюту, либо выплачивающих кредит в иностранной валюте;

— введенный постановлением Правительства РФ от 02.03.2020 N 223 запрет на вывоз отдельных видов продукции из РФ, в том числе масок медицинских из нетканых материалов, защитных очков герметичных, одноразовых комбинезонов и костюмов химической защиты, бахил, бинтов, ваты, марли, является обстоятельством непреодолимой силы по договору поставки этих товаров за рубеж;

— запрет на проведение массовых мероприятий, приостановление проведения мероприятий в сфере культуры, выставочной, спортивной, развлекательной и просветительской деятельности с числом участников более 50 человек одновременно, является обстоятельством непреодолимой силы по договорам об их проведении и влечет прекращение договоров на основании ст. 417 ГК РФ.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что при рассмотрении конкретного дела суд будет устанавливать, насколько ограничения, введенные для борьбы с распространением коронавирусной инфекции, эпидемиологическая обстановка отвечают установленным законом и сформулированным судебной практикой критериям обстоятельств непреодолимой силы. Представляется, что нормативный акт о введении режима повышенной готовности, в котором указывается на то, что это обстоятельство является обстоятельством непреодолимой силы, будет оцениваться судом наряду с другими доказательствами и обстоятельствами дела. Полагаем, что при рассмотрении споров, вытекающих из государственных и муниципальных контрактов, такой акт будет являться весомым доказательством наличия обстоятельств непреодолимой силы. Также важно помнить, что для освобождения от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств на основании п. 3 ст. 401 ГК РФ необходимо, чтобы действие непреодолимой силы было связано с конкретными обязательствами сторон и было непосредственной причиной невозможности их исполнения или ненадлежащего исполнения, и это также оценивается судом в зависимости от конкретных обстоятельств дела. Правоприменительной практике по этим вопросам еще предстоит сформироваться.

Признание распространения коронавирусной инфекции обстоятельством, влекущим прекращение договора

В соответствии с п. 1 ст. 416 ГК РФ обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

В пункте 21 Обзора судебной практики ВС РФ N 2 (2017) (утв. Президиумом ВС РФ 26.04.2017) разъяснено, что по смыслу ст. 416 ГК РФ невозможность исполнения обязательства наступает в случае, если действие, являющееся содержанием обязательства, объективно не может быть совершено ни одним лицом.

Согласно п. 1 ст. 417 ГК РФ, если в результате издания акта органа государственной власти или органа местного самоуправления исполнение обязательства становится невозможным полностью или частично, обязательство прекращается полностью или в соответствующей части. Это основание прекращения обязательства относят к одному из частных случаев прекращения обязательства невозможностью исполнения (п. 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 104, определение ВАС РФ от 08.11.2012 N ВАС-14280/12, постановление АС Центрального округа от 21.10.2019 N А36-9368/2018).

Распространение коронавирусной инфекции и связанные с этим ограничительные меры, по нашему мнению, могут быть признаны обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает (п. 1 ст. 416 ГК РФ). Соответственно, доказыванию будет подлежать невозможность исполнения этого обязательства в результате этих обстоятельств. Судебной практики о применении ст.ст. 416417 ГК РФ в ситуациях, похожих на сложившуюся в настоящий момент, нам обнаружить не удалось.

Признание распространения коронавирусной инфекции обстоятельством, влекущим изменение или расторжение договора

Существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа. Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях (п. 1 ст. 451 ГК РФ).

В судебной практике сформулированы выводы о том, что такие обстоятельства должны:

— находиться вне контроля сторон, изменение которых не зависит от воли сторон (см., например, постановление АС Поволжского округа от 19.10.2017 N А55-2838/2017);

— являться на момент заключения сделки заведомо непредвиденными (см., например, определение Курганского облсуда от 20.02.2018 N 33-589/2018);

— быть связанными с условиями заключенного между сторонами договора, влиять на исполнение ими обязательств (определение Оренбургского облсуда от 24.01.2018 N 33-372/2018).

В случае такого изменения обстоятельств, договор при отсутствии соглашения между сторонами может быть расторгнут судом при одновременном наличии следующих условий (п. 2 ст. 451 ГК РФ):

— в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;

— изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;

— исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

— из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

В исключительных случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях, договор может быть изменен судом при наличии тех же условий (п. 24 ст. 451 ГК РФ).

Эти требования могут быть заявлены в случаях, когда исполнение договора в сложившихся условиях возможно, но настолько невыгодно для стороны, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Обратим внимание, что при отсутствии соглашения сторон для изменения или расторжения договора по этому основанию необходимо обращение заинтересованной стороны в суд, и договор будет считаться измененным или расторгнутым с момента вступления в законную силу решения суда об изменении или о расторжении договора (п. 3 ст. 453 ГК РФ).

Сторона договора, обратившаяся с иском о его расторжении или изменении на основании ст. 451 ГК РФ, должна доказать наличие существенного изменения обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, а также совокупность условий, перечисленных в п.п. 1-4 п. 2 ст. 451 ГК РФ (см., например, постановление АС Поволжского округа от 28.11.2017 N А65-27741/2016). Судебная практика о расторжении договоров на основании ст. 451 ГК РФ неоднородна (подробнее о выводах судов в различных ситуациях см. в наших материалах.). Судебной практики о применении ст. 451 ГК РФ в ситуациях, похожих на сложившуюся в настоящий момент, нам обнаружить также не удалось.

Выводы

Как мы видим, многое будет зависеть от обстоятельств дела и оценки их судом.

В каждом конкретном случае суд, в зависимости от заявленных требований, будет устанавливать наличие оснований для освобождения должника от ответственности в связи с наличием обстоятельств непреодолимой силы, либо для прекращения договора невозможностью исполнения, либо для изменения или расторжения договора в связи с существенным изменением обстановки. По нашему мнению, при рассмотрении дела будут иметь значение, в том числе, существо обязательств, сроки и место их исполнения, ограничительные меры, принятые органами государственной власти и органами местного самоуправления в конкретном регионе и их непосредственное влияние на возможность исполнения обязательств, а также дата заключения договора.

Иллюстрируя сказанное примерами, можно предположить, что запрет проведения спортивных, зрелищных, публичных и иных массовых мероприятий будет признан обстоятельством непреодолимой силы, препятствующим исполнению заключенного до его введения договора о проведении такого мероприятия во время и в месте действия запрета; возможно признание этого договора прекратившимся невозможностью исполнения. Напротив, то обстоятельство, что работники исполнителя, прибывшие из эпидемиологически неблагополучных стран, находятся в изоляции и не могут осуществить действия по исполнению договора, скорее всего будет отнесено к предпринимательскому риску исполнителя, который должен будет позаботиться о том, чтобы поручить действия по исполнению договора другим своим работникам либо привлечь для этого третьих лиц. В такой ситуации принятие мер по изоляции работников исполнителя вряд ли будет признано обстоятельством непреодолимой силы. Однако если для исполнителя привлечение лиц, которые могли бы исполнить договор, настолько затруднительно, что нарушило бы соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для него такой ущерб, что он в значительной степени лишился бы того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора, он может в судебном порядке требовать расторжения договора в связи с существенным изменением обстоятельств.

Верны ли эти предположения, покажет правоприменительная практика.

Бадалян Юлия

эксперт компании «Гарант»

______________________________

*(1) Торгово-промышленная палата РФ свидетельствует обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажор) в соответствии с условиями внешнеторговых сделок и международных договоров РФ (п. 2.1 Положения о ТПП) в отношении событий, которые произошли на территории РФ, а также в случаях, перечисленных в п. 2.2 Положения о ТПП. Полномочиями свидетельствовать обстоятельства непреодолимой силы по договорам, не являющимся внешнеторговыми сделками, Торгово-промышленная палата РФ не наделена.

Свидетельствование обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор) осуществляется путем оформления и выдачи Сертификата о форс-мажоре (п. 2.3 Положения о ТПП).

Выдача Торгово-промышленной палатой РФ сертификатов о форс-мажоре по договорам, не являющимся внешнеторговыми сделками, Положением о ТПП не предусмотрено.

24 марта 2020 года на совещании руководителей и сотрудников торгово-промышленных палат было принято решение о том, что, учитывая экстремальную ситуацию, те региональные палаты, которые имеют соответствующие юридические кадры, могут выдавать документы о форс-мажоре по договорам, заключенным между российскими юридическими лицами, а, если не хватает кадров, выдать документы может Палата соседнего региона. На совещании также отмечено, что готовится документ Торгово-промышленной палаты РФ, которым территориальным палатам, а в некоторых случаях и муниципальным, имеющим соответственно подготовленные кадры, поручается выдавать документы по форс-мажору.

Leave a Comment